?

Log in

No account? Create an account
[sticky post]Об этом журнале
vborkus
Данная страница задумывалась в качестве некоей альтернативы публикациям в Фэйсбуке, где я в основном и веду записи. Последний становиться все более негостеприимным и примитивным. Но веду этот журнал пока прямо скажем никудышно, так как на два журнала меня явно не хватает. Использую эккаунт в основном для комментирования.

R001: Что случилось с курсом доллара?
vborkus

Аномалия



Не секрет, что примерно уже 15 лет курс рубля относительно доллара движется в достаточно узкой полосе вокруг траектории, определяемой ценой нефти марки Brent и отношением инфляции в России и США. Связь между курсом, скорректированным на разность инфляций (реальным курсом), и нефтью, практически степенная. Причина этого в целом понятна - большая часть валютных поступлений в страну происходит от продажи нефти и сырьевой продукции, цена которой хорошо с нефтью коррелирована. Несмотря на различия в проводившейся монетарной политике, курс отклонялся от “нефтяной формулы” заметно больше чем на 10% только в периоды международных финансовых кризисов.

Между тем в середине этого года произвошло необычное явление - курс значительно превысил расчетное значение при довольно спокойной обстановке в мировой экономике.

Также в 2017м курс вел себя необычно по сравнению с 2015-2016 гг. - он почти не зависел от цены нефти. До этого курс плавал вполне свободно, и следовал за ценой нефтью точно, но с января 2017го по март 2018г. зависимость от нефти почти исчезла, что хорошо видно на дневных данных.





RUBUSD-Brent models
Dependent variable:
log(RUBUSD*Pus/Prus)
OLS 2003-2018 OLS 2015-2016 OLS 2017
(1) (2) (3)
Наклон -0.446*** -0.517*** 0.006
(0.014) (0.010) (0.014)
Constant 4.861*** 4.784*** 2.683***
(0.058) (0.038) (0.054)
Observations 167 429 228
R2 0.866 0.867 0.001
Adjusted R2 0.865 0.867 -0.003
Residual Std. Error 0.077 (df = 165) 0.037 (df = 427) 0.021 (df = 226)
F Statistic 1,066.417*** (df = 1; 165) 2,790.611*** (df = 1; 427) 0.212 (df = 1; 226)
Note: p<0.1; p<0.05; p<0.01

Эксперты связывали изменения в валютной формуле с такими факторами как “санкции”, общая девальвация валют развивающихся стран, выход нерезидентов из ОФЗ и массовые покупки российским Минфинов валюты на бирже. Сразу стоит отметить, что первые два и вторые два фактора - разные. Воздействие “санкций” и “общая девальвация” должны передаваться на валютный рынок через какие-то механизмы, и в модели спроса и предложения - очевидно через изменение спроса или предложения. Частью этого механизма как раз были продажи ОФЗ и выход в валюту. По этой причине и потому, что влияние операций с активами просчитать проще, так как нужные данные имеются в открытом доступе, я буду рассматривать влияние этих двух факторов.

Валютные операции



Попытаемся посмотреть какие были валютные операции Минфина и нерезидентов. В качестве упрощения я буду полагать, что для того, чтобы купить ОФЗ нерезиденты продают валюту на бирже, а когда они от ОФЗ избавляются, то валюту из страны выводят, для чего приобретают ее на бирже. Минфин же просто покупает валюту, но не продает ее. В итоге их действия либо компенсируют, либо усиливают друг друга. Объемы операций довольно значительны - в 2018м они превысили в сумме 400 миллиардов рублей, 7 миллиардов долларов, более 20% экспорта. Ниже приведена диаграмма, иллюстрирующая процесс.



На приведенной картинке можно отметить несколько особенностей.
1) В 2017 м операции нерезидентов с ОФЗ были значительными в сравнении действиями Минфина и укрепляли рубль. Относительно действий Минфина они были в противофазе, т.е. компенсировали закупки валюты Минфином. Между тем эти операции в сумме достигали лишь нескольких процентов экспорта.
2) Весной-летом 2018 г. оба актора действовали в одном направлении, снижая курс рубля. Но даже в максимуме продажи ОФЗ нерезидентами, начавшиеся после дела Скрипаля, давали лишь 30% объемов. Однако, в середине 2018 г. эти операции в совокупности составляли очень большую долю экспорта - до 20-25%.

Модель



Можно предположить, что в непаническом режиме работы валютного рынка объем предложения на рынке напрямую зависит от экспортной выручки. Если мы считаем, что указанные операции определяли необычное поведение курса в 2017-2018 гг., то естественно также предположить, что сдвиг точки равновесия относительно ее “нефтяного положения” можно описать в линейном приближении отношением сумм операций с валютой к экспорту. (Точнее мы описываем этот сдвиг как *log(1+aQ/EX)~aQ/EX))

Можно построить диаграмму, в которой по оси ординат отложено смещение курса относительно “нефтяного равновесия”, а по оси абсцисс - относительный объем рассматриваемых операций. Также можно провести регрессионный анализ, чтобы оценить степень рассматриваемых эффектов.


(Методическое замечание. С точки зрения статистики такая регрессия проводится по двум ограниченным сверху рядам (значения, близкие даже хотя бы к 0.5 маловероятны с точки зрения экономики), которые потому не могут быть рядам случайных блужданий, что упрощает задачу так как позволяет не исследовать коинтеграцию этих рядов и оправдывает использование обычной регрессии.)



Диаграмма и регрессии показывают, что зависимость заметная. Регрессией можно объяснить до 80% изменений зависимой переменной, а F-тест показвает почти нулевую вероятность такого случайного распредления данных. Однако, эта зависимость возникает только благодаря данным середины 2018 года, в 2017м связь курса с валютными рассматриваемыми операциями почти не прослеживается ни с точки значимости коэффициентов по t-статистике, ни с точки F-теста.

С точки зрения объяснения данных квадратичная модель получается несолько лучше, чем линейная. Даже зависимость вида x^2 (т.е. без константы и линейного члена) дает более точную апроксимацию данных как с точки R2, так и с точки F-теста.

Можно также попробовать ослабить предположение о том, что выходя из ОФЗ нерезиденты покупают валюту, сделав долю, направляемую на эту цель свободным параметром модели. Таким образом получится более общая модель вопрос лишь в том, достаточно ли данных, чтобы различить ее с менее общей при помощи регрессии.






Сводная таблица моделей курса
Dependent variable:
RUBUSD/RUBUSD(Brent)
Датасет
2017-2018 Только 2017
(1) (2) (3) (4)
(MF+OFZ)/EX 0.854***
(0.147)
MF/EX 0.988*** 0.481
(0.130) (0.339)
OFZ/EX 0.585** 0.117
(0.256) (0.306)
((MF+OFZ)/EX)2 5.631***
(0.616)
Constant 0.010
(0.015)
Observations 19 19 19 12
R2 0.666 0.785 0.823 0.174
Residual Std. Error 0.055 (df = 17) 0.053 (df = 17) 0.047 (df = 18) 0.049 (df = 10)
F Statistic 33.838*** (df = 1; 17) 31.111*** (df = 2; 17) 83.693*** (df = 1; 18) 1.050 (df = 2; 10)
Note: p<0.1; p<0.05; p<0.01








Модели с нелинейностью
Dependent variable:
RUBUSD/RUBUSD(Brent) Resid. Model 1
(1) (2) (3) (4)
OpWeighted 1.047*** 0.191
(0.167) (0.386)
OpWeighted2 5.720** 6.605*** 1.114
(2.386) (0.677) (0.824)
Constant -0.009 -0.007
(0.016) (0.014)
Observations 19 19 19 19
R2 0.698 0.778 0.841 0.092
Adjusted R2 0.681 0.750 0.832 0.042
Residual Std. Error 0.053 (df = 17) 0.046 (df = 16) 0.044 (df = 18) 0.054 (df = 18)
F Statistic 39.375*** (df = 1; 17) 28.059*** (df = 2; 16) 95.268*** (df = 1; 18) 1.827 (df = 1; 18)
Note: p<0.1; p<0.05; p<0.01





OpWeighted=(MF+0.6*OFZ)/EX


Регрессия показывает, что вклад операций Минфина в текущий уровень курса был подавляющим. Константа в регресси оказывается незначимой, совсем не нужна для объяснения данных.

Сложнее дело обстоит со вкладом операций нерезидентов, который оказывается погранично статистически значим только в модели с нулевой константой. В ней коэффициент при вкладе нерезидентов составляет ~0.6, что можно интерпретировать как то, что нерезиденты тратят на валюту порядка 60% выручки от продажи ОФЗ. Однако погрешность опеределения этого параметра высока, и в принципе данные согласуются с вероятностью порядка 20% с единицей и даже, с вероятностью 4%, с нулем. В вариацию курса закупки валюты Минфином внесли примерно в 10 раз больший вклад, чем операции нерезидентов.

Регрессия по данным только 2017 г. не позволяет обнаружить статистически значимого влияния этих операций на курс - это значит в тот период на него сильнее влияли другие факторы.

Что касается нелинейности, то для объяснения данных достаточно модели, в которой отклонение курса пропорционально квадрату объясняющей переменной (линейные члены и константа в такой модели не требуются). В качестве объсняющей переменной можно использовать взвешенную сумму операций Минфина и нерезидентов, с весами, 1 для операций Минфина и 0.6 для операций резидентов. Точность описания данных сопоставима с просто линейной моделью с двумя объясняющими переменными.

(Методическое замечание. Проверка при помощи вспомогательной регрессии GNR не дает оснований считать остатки коррелированными. Остатки распределены почти нормально, но есть ряд точек, которые оказывают на регрессию заметно большее влияние, чем другие – в частности точки лета 2018 г., что достаточно очевидно. Регрессия по первым разностям не позволяет найти каких-либо зависимостей на фоне шума.)

Экстраполяция данных

К сожалению данные по экспорту в рядах ВШЭ пока есть только до июля, но август и сентябрь можно дополнить апроксимацией, вспомнив, что в первом приближении экспорт РФ линейно зависит от цены нефти. (Здесь стоит отметить, что начиная с 2015 г. экспорт РФ при той же цене нефти чуть выше, чем до 2015 г., примерно на 7 млрд. долл. в мес. Не разбирая структурных причин этого, а просто используя более позднюю зависимость.)





Модели оценки размера экспора по цене нефти
Dependent variable:
Export, B.USD.
Dataset 2003-2014 Dataset 2015-2018
(1) (2)
Brent price, USD 0.394*** 0.400***
(0.005) (0.036)
Constant -0.142 7.085***
(0.311) (1.937)
Observations 252 42
R2 0.964 0.757
Adjusted R2 0.963 0.751
Residual Std. Error 2.796 (df = 250) 2.415 (df = 40)
F Statistic 6,599.802*** (df = 1; 250) 124.364*** (df = 1; 40)
Note: p<0.1; p<0.05; p<0.01


Модели курса доллара на основе оценки экспорта по цене нефти
Dependent variable:
RUBUSD/RUBUSD(Brent)
(1) (2) (3) (4)
MF/EX(est) 1.000*** 2.381**
(0.132) (1.081)
OFZ/EX(est) 0.585** -1.750*
(0.247) (0.941)
(MF/EX(est))2 -5.051 6.857***
(5.836) (0.916)
(MF/EX(est))*OFZ/EX(est) -7.367 1.716
(5.835) (2.633)
(OFZ/EX(est))2 23.490** 8.531**
(8.330) (2.957)
OpWeighted/Ex(est) 6.865***
(0.702)
Constant -0.085**
(0.039)
Observations 19 19 19 19
R2 0.783 0.840 0.843 0.842
Adjusted R2 0.758 0.779 0.813 0.833
Residual Std. Error 0.053 (df = 17) 0.044 (df = 13) 0.047 (df = 16) 0.044 (df = 18)
F Statistic 30.709*** (df = 2; 17) 13.696*** (df = 5; 13) 28.595*** (df = 3; 16) 95.637*** (df = 1; 18)
Note: p<0.1; p<0.05; p<0.01


В целом результаты на основе экстраполированной и фактической модели получаются сопоставимыми.

Регрессия по построенному таким образом набору данных дает достаточно близкие оценки к тому, что получены только по данным, заканчивающихся июлем. (Заметим также, что данные по закупкам Минфина на сентябрь тоже плановые, а не фактические).

В августе-сентябре курс оказывается гораздо выше, чем можно было бы ожидать от построенной наивной модели, но вполне укладываются в картину нарастающей паники. Скорее всего имел место и повышенный спрос на валюту (например в связи и с изъятием валютных вкладов из банков, подпадающих под американские санкции), и снижение предложения (за счет того, что, например, “Роснефть” как сообщали некоторые эксперты не возвращала валютну выручку).

Выводы и ожидания

В целом модель не объясняет поведения курса в первой половине 2017м, но объясняет около 70-75% отклонений от “нефтяного уровня” в 2018м.

Августовский курс, вероятно, можно декомпозировать так: в июне примерно +0.2 (от “нефтяного уровня”, около 10 руб.) дали покупки валюты Минфином, бегство нерезидентов - около ноля (в июне - 0.04). Еще 0.05-0.07 (+5 руб.) дала нарастающая паника в более позднее время, обычные стохастические и авторегрессионные эффекты, и прочее неучтенное. Если интерпретировать "неучтенное" как дополнительное изменение спроса на валюту, то оно соответствует нетто повышению спроса (или снижению предложения) на ~ 2.7-3 миллиарда долларов (=0.07*экспорт/коэффициент_модели).

Если бы отклонение курса опрделялось только действими Минфина, то курс, вероятно, был бы в конце августа 60-62 руб., но другие факторы подняли его существенно выше.


Это означает, что если бы Минфин прекратил закупки валюты валюты в нынешнем объеме, то курс бы существенно снизился. Потенциал его снижения только при прекращении действия рассматриваемых в модели факторов - примерно 9 рублей, т.е. с учетом инфляционной коррекции (~2%, +1 руб) до уровня ~60 руб/$. Инерционность движения курса велика, как правило на такие сдвиги требуется пара месяцев.

Возможные факторы, которые не дадут курсу снизиться:

  • Минфин продолжит закупки валюты в текущих объемах.

  • Нерезиденты, переставшие выходить из рубля в августе, могут снова начать выход из рубля.

  • Фактор монетизации политического риска, давший примерно 0.1 отклонения от “нефтяного уровня” (5 руб) может оказаться выше текущих ожиданий. Внешнеполитических рисков для экономики руководство страны создает предостаточно и постоянно расширяет их перечень.

Возможные факторы дополнительного давления вниз:

  • Растущая цена на нефть.

  • Стабилизация ожиданий рынка после опубликования списка контретных американских санкций, а не домыслов.


На эти процессы накладываются обычные колебания размера ~0.1 “нефтяного уровня” (5 руб.).

Если модель верна, то при отказе Минфина от закупок валюты при некризисном развитии событий потенциал ослабления доллара значителен. При продолжении закупок курс будет держаться выше 60-62 руб./долл. Естестевенно, стоить помнить, что на валютном рынке реальность может посмеяться над любыми ожиданиями.

Датасет для игр, листинги R размещены тут.

Глубинный смысл "Сказки о рыбаке и рыбке"
vborkus

Послушав лекцию «Искусствоведа Козинника» в Совете Федерации подумал что и я так могу. Ну в самом деле. Все неверно понимают пушкинскую «Сказку о рыбаке и рыбке». С чего она начинается? «Жили старик со старухой у самого синего моря». Понимаете?! Ведь Великий Пушкин не стал бы говорить что-то просто так. Во-первых море — синее! Не черное, не белое, понимаете, а синее! А где у нас синее море? Только в Петрограде! И как тогда понимать сказку? Это рассказ об истории Российского государства!

Старик — это русский народ, а старуха — это самодержавная власть, которая отправляет его с поручениями. Заметьте как все продумано! Власть — женского рода, древняя династия от Рюриковичей, народ — мужского. Живут вместе так долго, что и не помнят. Старуха держит старика под своею пятой. Совсем как власть прижала русский народ.

Народ-Старик по заданию власти совершает набеги на море. А что у нас олицетворяет Балтийское море? Европу! Европу олицетворяет! Вот она, золотая рыбка. Поймает её неводом (армией и флотом) старик — выполняет она его требования.

Но требования власти все растут и растут. Читается притязания Александра Первого на гегемонию в Европе. И в итоге хочет она быть владычицей морскою! А кто у нас владычица морская? Верно, Англия. Рыбка-Англия махнула хвостом и старуха осталась у разбитого корыта. Тут великий Пушкин дает нам прогноз — предсказывает итоги Крымской войны.

Получается, что сказку у нас преподают в школе совсем неправильно. В ней есть глубокий смысл. И вот чтобы его увидеть, дорогие сенаторы, и нужна культура.


Проект СССР был очень успешен.. в каком-то смылсе
vborkus

Наткнулся на такой замеательный кусочек, насыщенный горькой иронией, в книжке историка Сергея Сергеева, "Русская нация..":

"Если говорить о краткой формуле реального советского проекта, то здесь скорее нужно говорить об этнизации или национализациии социалистического, нежели о его интернационализации или деэтнизации…Реализация советского проекта шла рука об руку с созданием моноэтнических протогосударств для еще не существовавших тогда нерусских наций…» (О. В. Кильдюшов). ".. можно сказать, что партия стала авангардом национализма нерусских народов» (Т. Мартин)..."

"Советский Союз, таким образом, стал удивительной «фабрикой по производству наций», и в этом смысле его распад был «абсолютно закономерным явлением… процесс создания нации неизбежно приводит к постановке вопроса о ее суверенитете и независимости. Только добившись их, нация реализует себя, оформляется как полноценный nation-state.

Распад СССР не был приостановкой, и тем более завершением действия „советской“ фабрики наций, а наоборот – ее победой, ее утверждением: с конвейера сошла основная партия новоиспеченных национальных государств…

Можно даже сказать, что декабрь 1991 г. – не поражение Советского Союза, а его победа, победа заложенных в нем принципов, всего его механизма. СССР распался не из-за того, что был неэффективен (как это нередко пытаются представить). Наоборот, он распался именно из-за своей эффективности как мультинационалистического образования» (О. Б. Неменский).

Мечта любого националиста – создание национальной элиты (бюрократической и культурной) – сбылась за весьма короткий срок для множества народов СССР, благодаря усилиям правивших в Кремле интернационалистов."


(no subject)
vborkus

Хотел бы я полюбить всей душою нашу оппозицию, но всегда что-то мешает...

Читаю вот программу "кандидата в мэры Гудкова". Пишет: "..В то же время глава крупнейшего города России __просто обязан быть компетентным менеджером__". Т.е. по мнению Гудкова человек не может быть мэром, если опыта менеджерства у него нет. Ок, а что там у самого-то кандидата?

Интересуюсь, что он рассказывает о своем жизненном пути: ".. окончил журфак МГУ (не менеджерское явно)... начав политическую карьеру, получил второе образование на факультете мировой экономики в Дипломатической академии МИДа (опять не менеджерское)... возглавил молодежную организацию «Справедливой России» и стал советником лидера партии (оно?)... выдвигался в депутаты... депутат". В общем как-то не густо с менеджерством-то.

Ну я все понимаю - оппозиция и все такое, но все же можно вычитать свою программу так, чтобы не подставляться? Ну заявился ты как политик - так и пиарь необходимость "политика" на посту мэра. Какого черта ты выдвигаешь обязательным требованием менеджерство, к которому ты никаких боком отношения не имеешь, в то время твой главный конкурент как раз всю жизнь менеджер? Здравый-то смысл на уровне азов должен все ж быть.